Разбегаемся в разные стороны!

Было это в конце семидесятых. Мой отец, молодой и красивый студент ГИТИСа, выпивал и закусывал в гостях у своего приятеля на Ленинградском проспекте.

И вышло так, что как обычно, водки не хватило. Стали думать и гадать, как бы горю помочь. Купить спиртное в Москве в то время ночью можно было только в одном единственном заветном месте – Новоарбатском гастрономе. Но до него же надо как-то добраться, и автомобиль, в принципе, у хозяина дома, имеется. Но, увы, ни одного трезвого гражданина в компании на тот момент уже не было.

Тогда мой отец, как настоящий герой, вызвался сесть за руль. И взял с собой для моральной поддержки своего товарища Володю Грибанова, который тоже был весьма нетрезв, к тому же в «поход» отправился в трениках и тапках на босу ногу. А была меж тем суровая зима.

Хозяин автомобиля выдал смелому десанту ключи от машины и свои права, и они отправились в путь.

Отец мой хранил остатки здравого смысла, и, понимая, что если вдруг их остановит милиция, то возмездие будет лютым, разработал хитроумный план.

— Мы, — говорит, — с тобой, Грибан в таком абстрактном виде, что если милиция нас затормозит, то без лишних церемоний разбегаемся в разные стороны, а когда опасность минует, возвращаемся за машиной и заявляем, что ее у нас угнали, и мы с горя напились.

Припарковавшись на Арбате, Грибанов сходил в гастроном и вернулся с охапкой водки. И тут к ним решительно подошел милиционер. Отец вышел из машины, твердой походкой подошел в служителю порядка и спросил, чем, мол, обязан?

— Можно ваши права? – вежливо представившись, сказал милиционер.

Отец с независимым видом протянул ему, как он думал, права своего приятеля, с которым они непохожи отнюдь. Но дело обстояло еще хуже, потому что это оказались вообще какие-то стройбатовские права на вождение трактора, на которых красовался какой-то калмык в пилотке.

Тогда мой отец, не дожидаясь продолжения беседы, обернулся и громко крикнув » Разбегаемся, Грибан!», сам припустил по Новому Арбату.

Грибанов же, не выпуская из рук охапку водки и путаясь в ремне безопасности, с горем пополам выбрался из автомобиля и тоже побежал по Новому Арбату, параллельно пытаясь понять, как ему выполнить уговор разбежаться в разные стороны – потому как слева проезжая часть, справа роддом имени Грауэрмана, а сзади милиционер. В итоге, он разбежался в разные стороны, ворвавшись в роддом, откуда акушерки его еле выгнали. Отец же мой добежал до театра Маяковского, и укрылся там в дирекции. А милиционер был так ошарашен произошедшим, что даже не стал никого преследовать.

Когда значительно позже «преступники» вернулись на прежнее место, этот бедный служитель закона все еще стерег брошенную ими открытую машину. Он безропотно проверил у них стройбатовские права с фотографией калмыка в пилотке, и даже не взял с них никакого штрафа, потому как был рад возможности наконец смениться.

Понравился пост? Поделись с друзьями:

А что вы думаете об этом?